Меню Рубрики

Почему никто не следит за состоянием зданий и сооружений на уральских заводах

На прошлой неделе Екатеринбург попал в федеральные сводки происшествий: на одном из оборонных предприятий — машиностроительном заводе имени Калинина (ЗиК), где в числе прочего выпускаются пускозаряжающие установки для зенитных ракетных комплексов «Бук», — обрушилось перекрытие между двумя цехами. Под завалами погибли четыре человека, еще 14 получили увечья.

Как положено, была создана комиссия по расследованию ЧП, заведено уголовное дело. Версии происшествия озвучивались самые разные — от усталости металла, из-за которой перекрытия не выдержали давления свежевыпавшего снега, до взрыва. Последнюю следователи отмели почти сразу: подтверждения тому, что хлопок, послышавшийся некоторым очевидцам, был взрывом, не нашлось. Сейчас основной причиной произошедшего считается нарушение строительных норм при проведении ремонтных работ. Оказалось, что злополучную крышу чинили совсем недавно — нынешним летом. Возможно, строители из-за спешки или экономии нарушили технологию, а последствия оказались трагическими. Юрия Ожиганова, директора фирмы-подрядчика, которая вела ремонтные работы, задержали в качестве подозреваемого. Но работа комиссии продолжается, и представители надзорных органов, входящие в ее состав, обнародовать предварительные выводы не спешат.

Надо сказать, что ЗиК, как и большинство уральских заводов, — предприятие довольно старое. Артиллерийское производство эвакуировали на Урал в 1941 году, использующиеся сегодня здания и сооружения в основном возведены в 1950-х. То есть вполне вероятно, что за годы интенсивной эксплуатации конструкции просто исчерпали запас прочности. Не исключено также, что подобное может повториться на других промышленных площадках, ведь значительная часть заводских зданий строилась именно в войну — наспех и при дефиците ресурсов. Порой вывезенные из зоны оккупации станки устанавливались и запускались прямо под открытым небом, а потом уже возводили корпуса цехов.

Корреспондент  «Российской газеты» попыталась выяснить, кто из надзорных органов следит за безопасностью зданий и сооружений промышленных предприятий. Оказалось, что пристально и целенаправленно — никто. Частично этого вопроса во время своих проверок касается Госинспекция труда, частично — Ростехнадзор.

— Мы не эксперты по строительству, так что выписываем предписания лишь на устранение видимых повреждений. Например, можем обязать руководство предприятия провести ремонт в помещении, где осыпается штукатурка с потолка. Кроме того, мы следим за тем, чтобы организации своими силами проводили осмотры всех зданий не реже двух раз в год. А вот оценка безопасности несущих конструкций — вне нашей компетенции, — говорит заместитель руководителя Госинспекции труда по Свердловской области Татьяна Гасилина.

Руководство промпредприятий предпочитает лишний раз не вкладываться в ремонт, а потратить те же деньги на обновление оборудования

Пресс-секретарь федерального Ростехнадзора Юлия Непоседова, в свою очередь, пояснила корреспонденту «Российской газеты», что специалисты этого ведомства также не исследуют предметно состояние заводских корпусов. Они проводят комплексную оценку промышленной безопасности, в ходе которой могут выявить и заметные изъяны в конструкциях. Но подобные проверки проводятся лишь на объектах, относящихся к числу опасных. Не все уральские заводы под эти критерии подпадают. Получается, привлечь руководство большинства предприятий к ответственности за наплевательское отношение к состоянию цехов некому, вот они и рушатся буквально на глазах у работников.

— Идешь по центральной заводской дороге и понимаешь, что светлое будущее нашему машиностроению в ближайшее время вряд ли светит: кругом торчит проржавевшая арматура, в стенах огромные трещины, местами кое-как скрепленные металлическими стяжками, и это только верхушка айсберга, — делится впечатлениями Илья, бывший работник одного из уральских машиностроительных заводов. — Да, самые ветхие цеха сейчас не используются по прямому назначению: в одних разместили склады, часть помещений сдается, но там все равно продолжают работать люди. На поддержание более-менее сносного состояния зданий выделяются минимальные средства, их явно недостаточно.

По словам Татьяны Гасилиной, руководство промышленных предприятий действительно предпочитает лишний раз не вкладываться в ремонт, а потратить те же деньги на обновление оборудования. Тем не менее эксперт считает маловероятным, что и другие заводы вслед за ЗиКом начнут складываться как карточные домики. По крайней мере, раньше в Свердловской области подобных происшествий не случалось.

— Крупные работодатели, как правило, проводят регулярные осмотры зданий. Правда, квалификация тех, кто этим занимается, сомнительна. Специалисты зачастую подходят к работе формально: видимых сколов и трещин нет, значит, здание может и дальше эксплуатироваться. Экспертизу с привлечением сторонней организации сегодня проводить необязательно, и многие этим пользуются. Хотя лично я считаю, что состояние стен, металлоконструкций, нагрузку на них должны оценивать эксперты, а не дилетанты. Тогда и риск обрушений удастся сократить, — говорит Гасилина.

Аналогичной точки зрения придерживается и главный технический инспектор труда Федерации профсоюзов Свердловской области Рэстам Бикметов. Он считает, что попустительское отношение к состоянию конструкций на предприятиях связано с экономическим кризисом. Идет сокращение персонала, на одного работника службы охраны труда и промышленной безопасности возлагают все больше обязанностей, и в итоге ему не хватает ни времени, ни сил, чтобы качественно с ними справляться. Почти нигде не осталось внутренних подразделений, контролирующих содержание зданий. Как следствие, растет производственный травматизм.

Однако представители тех промышленных предприятий, с которыми удалось поговорить корреспонденту «Российской газеты», заверили, что у них подобные подразделения до сих пор сохранились.

— Износ зданий и сооружений на нашем заводе значительный. Но у нас есть целый отдел надзора за их безопасностью, — говорит начальник отдела охраны труда и промышленной безопасности комбината  «Ураласбест» Аркадий Майданский. — По требованиям Ростехнадзора все оборудование и все конструкции по истечении срока разрешенной эксплуатации должны проходить экспертизу. Мы делаем это постоянно, колоссальные деньги тратим — на одно подразделение уходят десятки миллионов рублей ежегодно. Объективность экспертизы зависит и от качества работы выбранной экспертной организации, и от отношения самого предприятия. Если выбранные нами эксперты допустят ошибку, то ответственными за нее будем и мы.

Завод имени Калинина, по словам сотрудников надзорных органов, тоже никак нельзя отнести к числу тех предприятий, где наплевательски относятся к требованиям безопасности. В свое время Госинспекция труда даже выдала ЗиКу сертификат доверия. Судя по информации на сайте госзакупок, здесь постоянно что-то ремонтируют. Так что, скорее, встает вопрос эффективности самой системы госзакупок, правила проведения которых уже не раз становились причиной самых разных бед — от отравлений детей в детсадах некачественными продуктами до трагедий с человеческими жертвами при обрушении строительных лесов во время ремонта фасада многоэтажки в Екатеринбурге.

Встает вопрос эффективности госзакупок, правила проведения которых уже не раз становились причиной бед — от отравлений детей в детсадах некачественными продуктами до трагедий с человеческими жертвами при обрушении строительных лесов

— Необходимо ставить вопрос о реализации федерального закона  «О контрактной системе в сфере закупок», — уверен Рэстам Бикметов. — Многие промышленники жалуются: строители, продавшие свои услуги по дешевке, плохо выполняют работу, экономят на материалах, а это в конечном счете сказывается на безопасности.

Тот факт, что следователи предъявили обвинение руководителю фирмы-подрядчика сразу по двум статьям УК — 109-1 (причинение смерти по неосторожности двум и более лицам) и 118-й (причинение тяжкого вреда здоровью вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей), косвенно подтверждает правоту эксперта. Правда, суд не нашел оснований оставлять Юрия Ожиганова под стражей. Окончания следствия он будет дожидаться на свободе.

Между тем заместитель директора ЗиК Александр Косинцев подчеркнул, что авария не повлияет на сроки выполнения предприятием гособоронзаказа. По его словам, производственные операции, выполнявшиеся в разрушенном цехе, возьмут на себя другие подразделения завода.

Александр Караев, президент Союза проектных предприятий и организаций Свердловской области:

— Я не открою Америки, если скажу, что состояние промышленных предприятий в Свердловской области сегодня далеко не идеальное. Многие годы большинство из них едва сводит концы с концами. Средств на содержание специальной структуры смотрителей зданий и сооружений, которая работала на любом промышленном объекте СССР, сегодня у многих нет. А это было очень полезное и нужное подразделение: техники, инженеры, строители, входившие в него, с определенным интервалом досконально обследовали все конструкции. Сегодня же все пущено на самотек. Между тем заводские сооружения устаревают, изнашиваются. Многие из них эксплуатируются на пределе возможностей, по принципу «после нас хоть потоп». Я считаю, что нужно возродить службу смотрителей. Ее сотрудники должны напрямую подчиняться главному инженеру и докладывать ему о любых рисках, связанных с эксплуатацией отработавших свой ресурс промышленных объектов. Главный инженер, в свою очередь, обязан при возникновении повреждений не пытаться устранить их своими силами, а пригласить проектировщиков, которые смогут разработать план реконструкции, отвечающий всем требованиям безопасности.

Источник: Российская газета

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock detector