Меню Рубрики

О планах по внедрению электронных больничных с 2017 года в интервью «Российской газете» рассказал заместитель председателя Фонда социального страхования России Сергей Алещенко

Электронный листок нетрудоспособности могут узаконить уже в этом году. Законопроект, который введет его в правовое поле, разработан и находится на согласовании с министерствами и ведомствами. В Фонде социального страхования (ФСС) рассчитывают, что до конца года он будет одобрен.

О том, что сейчас мешает продвижению «электронного больничного», останутся ли в дальнейшем исключения, при которых человеку будет выдаваться бумажный листок нетрудоспособности, кто будет отслеживать, действительно ли предъявитель «бюллетеня болел или загорал под пальмами, и как наказывают «покупателей» больничных, рассказал «Российской газете» заместитель руководителя ФСС Сергей Алещенко.

Сергей Иванович, эксперимент по внедрению электронных больничных начался в России почти два года назад. Как он продвигается?

Сергей Алещенко: Более 140 медицинских организаций в России уже оформляют листки нетрудоспособности в электронном виде. В 2015 году было выдано свыше 220 тысяч электронных больничных. Сегодня более 2600 рабочих мест врачей подключены к Медицинской информационной системе. Число оформляемых электронных листков нетрудоспособности ежемесячно увеличивается на 20 — 30 тысяч.

Сейчас технология электронного листка нетрудоспособности отрабатывается в трех пилотных регионах — Астраханской, Белгородской областях и Москве. В ближайшее время число регионов, участвующих в проекте, будет увеличено. Так, например, в Новосибирской области технология успешно отрабатывается в тестовом режиме, в городе Севастополь, где не нужно перестраивать систему — она находится в процессе становления, мы сразу планируем внедрить там современные электронные технологии и, возможно, еще несколько регионов.

Законодательно вопрос оформления листка нетрудоспособности в форме электронного документа пока не урегулирован, но поправки, которые введут в правовое поле электронные листки, разработаны, согласовывались министерствами и ведомствами.

В ближайшее время мы ожидаем их внесения в правительство, а после — в Госдуму. Рассчитываем, до конца года они будут приняты. После этого внедрение новой технологии пойдет увереннее.

– Но ведь дело не только в законодательной базе. Помимо закона для внедрения электронного больничного должны быть созданы особые технические возможности, иная организационная структура…

Сергей Алещенко: Вы правы. Регионы должны быть готовы и технически, и организационно. Во-первых, в них должны быть созданы медицинские информационные системы, формирующие электронные базы данных пациентов.

Минздрав России сейчас переходит на Единую государственную информационную систему в сфере здравоохранения, формирует базы данных в сфере здравоохранения в стране. Фонд разработал программное обеспечение, которое будет интегрировано с медицинскими информационными системами в части приема сведений по листкам нетрудоспособности. И даже если врач в регионе продолжает делать записи о пациенте в бумажную карту от руки, а листок нетрудоспособности выписывается отдельно в регистратуре, мы готовы подключить их к электронному сервису.

В идеале для внедрения электронных листков нетрудоспособности в медицинских организациях, имеющих лицензию по экспертизе временной нетрудоспособности, должны быть электронные базы. Хотя сам по себе факт их наличия еще ни о чем не говорит. Например, мы часто сталкиваемся с ситуацией, когда в разных медицинских организациях в регионе установлены разные информационные системы, созданные разными производителями, и они никак между собой не связаны, не объединены. И ни региональный минздрав, ни фонд не могут получить соответствующую информацию. На сегодняшний день создано более 400 версий систем индивидуального учета для организаций здравоохранения. Мы согласны принять и это — если у медицинской организации есть хоть какая-то из них, мы готовы с ней работать. Но нам было бы гораздо проще, если бы система была универсальна.

– Давайте напомним, чем электронный больничный упростит жизнь пациентам? Или усложнит?

Сергей Алещенко: Все просто — человек приходит к врачу, по результатам проведенной экспертизы временной нетрудоспособности ему открывают больничный, лечат, потом листок нетрудоспособности закрывают. Сигнал об этом сразу поступает в фонд. А гражданину при выписке сообщается номер электронного больничного. Он сообщает его работодателю, тот заходит в личный кабинет страхователя на нашем сайте и получает информацию о «бюллетене», после чего передает нам сведения для начисления пособия. Исключаются ошибки в заполнении листка и необходимость несколько раз ходить в поликлинику для его переоформления. В год мы выявляем более двух миллионов больничных листов, заполненных с ошибками. Медицинской организации не нужно будет учитывать бланки строгой отчетности, хранить их в специально отведенных местах, работодателям не придется вести архив этих документов. В Нижнем Новгороде одно из крупных предприятий предъявляло нам архивы листков нетрудоспособности для проверки, чтобы их привезти не хватило машины «КАМАЗ». Исключается потеря работником бланка листка нетрудоспособности на пути к работе. Также исключаются ошибки в расчете выплат по листкам нетрудоспособности со стороны страхователей. И практически исключается возможность подделки листков нетрудоспособности.

Вы знаете, что за прошлый год мы выявили около 3,5 тысячи поддельных листков нетрудоспособности и что в результате этого заведено более 1,1 тысячи уголовных и сотни административных дел? За покупку ложных документов люди получили условные сроки, ограничение свободы, часть из них была направлена на исправительные работы с удержанием части зарплаты, заплатили штрафы до 30 тысяч рублей, кто-то потерял из-за этого работу.

– Тогда, наверное, предприимчивые люди будут чаще предлагать взятки врачам, чтобы получить «законный» больничный, хоть и не на законных основаниях.

Сергей Алещенко: Такие попытки и сейчас есть. Но, во-первых, контроль за порядком оказания медицинской помощи, порядком проведения медицинских экспертиз, в том числе экспертизы временной нетрудоспособности, осуществляет Росздравнадзор, и нам известны случаи, когда работодатели обращались в Росздравнадзор с просьбой проверить, действительно ли работник болел. Во-вторых, крупные работодатели уже начали наблюдать за жизнью своих работников, просматривать их страницы в социальных сетях и сопоставлять факты. Если человек на больничном, а его фото в Фейсбуке на фоне пальмы говорит о его здоровье и «внеплановом» путешествии, это уже становится поводом для разбирательства. А потом, я предполагаю, что после того, как вступят в действие законодательные нормы по электронному листку нетрудоспособности, со временем появится и система, позволяющая «отслеживать» передвижение «болеющих». Например, не выехал ли он за границу (если, конечно, речи не идет о лечении за рубежом). Эту и другие идеи мы обсудим с социальными партнерами — профсоюзами и работодателями, после того как электронный листок нетрудоспособности будет узаконен. Вопросы контроля, скорее всего, пойдут «вторым пакетом» поправок в законодательство.

– После внедрения электронных больничных в бумажной версии их совсем не останется?

Сергей Алещенко: По закону малые предприятия с численностью работников до 25 человек могут не предоставлять отчетность госорганизациям в электронном виде. Листок нетрудоспособности тут не станет исключением. И если предприниматель, у которого работает 5 человек, считает нецелесообразным внедрять у себя электронные системы, он может использовать бумажные носители. В этом случае работник такого предприятия скажет в медорганизации, что ему нужен бумажный вариант листка нетрудоспособности, и он его получит. Поправки в законодательство не ставят целью заменить бумажный листок нетрудоспособности на электронный. Электронный станет альтернативой, дополнением к бумажному. Хотя уже сейчас 92 процента работодателей предоставляют информацию в электронном виде, 8 процентов — на бумаге.

Внедрение электронных больничных приведет к сокращению штата фонда?

Сергей Алещенко: Нет. Проверкой соблюдения порядка выдачи, продления и оформления листков нетрудоспособности в фонде занимаются 1,3 тысячи специалистов с медицинским образованием. Когда он станет электронным, мы их переориентируем на другую работу. Мы вводим новые институты: страховых экспертов, индивидуальных менеджеров для застрахованных. Первые должны определять, случившийся несчастный случай страховой или нет. Например, вы знаете, что на входе в шахты стоят алкотестеры? Если с шахтером произошел несчастный случай и он был хоть немного выпивши, мы не признаем несчастный случай страховым.

Индивидуальный менеджер сопровождает пострадавшего с момента получения травмы на производстве до его возращения в трудовой коллектив — обеспечивает ему должное лечение, реабилитацию. Ведет переговоры с работодателем, чтобы человека взяли потом обратно на работу. Вместо определения правильности оформления листков нетрудоспособности они займутся действительно нужным, «живым» делом.

Источник: Российская газета

Если информация оказалось полезной, оставляем комментарии, делимся ссылкой на эту статью в своих социальных сетях. Спасибо!

Еще статьи:

Продолжительность ежегодного оплачиваемого отпуска за работу с вредными условиями труда

Составление и оформление протоколов заседаний, собраний, конференций

Закон о переводе бюджетников и пенсионеров на карты «Мир» подписан Путиным

В России заработал онлайн-сервис «Проверь трудовой договор»

В МРОТ не включать компенсационные и стимулирующие выплаты: продолжается голосование за инициативу профсоюзов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock detector